1
Ваша корзина пуста!
Добавьте товар

Swanky Tunes — эксклюзивное интервью        

За 19 лет знаменитый коллектив заслужил не только статус элиты в мире танцевальной музыки, но также приобрел огромный опыт продюсирования. Команда FM Россия узнала некоторые подробности их творческого процесса.

Начав карьеру в 1998 году, Swanky Tunes прошли долгий путь сквозь череду жанров и направлений. Дебютный альбом Streamline стал для коллектива поворотным – сменив формат лайв-бэнда на DJ-перформанс, они открыли новую страницу в своей истории. После взрывного старта на родине последовали совместные работы с мировыми знаменитостями: Tiesto, Kaskade, Far East Movement и другими, релизы на легендарных лейблах: Spinnin’, Refune, Size, Universal Music и других, а также гастроли по всему миру – от Пекина до Лос-Анджелеса через Амстердам и Лондон. В этом году влиятельный британский журнал DJ Magazine снова включил Swanky Tunes в топ-100 лучших диджеев планеты. Таким образом, они становятся первыми из российских музыкантов, сумевшими сохранить место в рейтинге три года подряд. Ребята нашли время в плотном гастрольном графике и рассказали команде FM Россия, сколько демо нужно отправить, чтобы подписать контракт с международным лейблом, как пройти шит-контроль при помощи телефона и почему громкость стала главным злом современного продакшена.

интервью

Future Music Россия: Ваш первый альбом Streamline. Тут и French Touch, и Nu Rave, talkbox, легкая меланхолия в гармониях и мелодиях... Затем звучание стало меняться, что произошло с вашим творчеством после альбома?

Swanky Tunes: «Мы начинали как группа в конце 90-х, и эстетика French House и French Touch была нам близка, но наша музыка была ориентирована больше на прослушивание, чем на танцпол. Как раз в это время наши вкусы начали меняться, мы стали двигаться в сторону более танцевального направления».

FM: Вы активно выпускаетесь с середины нулевых. В какой момент все изменилось? Когда вы проснулись и осознали, что вышли на новый уровень

ST: «Точкой отсчета стал альбом Streamline, который был выпущен на Uplifto Records у Сергея Пименова. У него также была своя программа на DFM, в которой он активно продвигал релизы лейбла. Постепенно у нас появились гастроли в России, мы стали зарабатывать на жизнь музыкой и поняли, что можем выйти на новый уровень и попробовать выехать за рубеж. Стоит еще отметить отношение наших соотечественников к нашим же музыкантам в то время. Считалось, что на Западе – фирмачи, а здесь их нет, и нашим до них далеко, хотя материал мог быть на уровне. Сейчас такой вопрос уже не стоит, но тогда это стало одной из причин, почему нам хотелось поехать на Запад. Разумеется, выступления на Западе появились не сразу. Прошло несколько лет, прежде чем мы туда поехали. Отчасти это связано с переходом от выступлений в формате группы к диджеингу». «В 2010-м году на конференции ADE в Амстердаме к нам в руки попал буклет, в котором были перечислены все нужные email A&R агентов лейблов. Это очень помогло нам, потому что их адреса найти было очень непросто! Как раз в то время активно развивался лейбл Spinnin’, и мы отправили им два демотрека. Через несколько дней пришел ответ: «Ребята, музыка – класс, давайте издадим EP». Релиз состоялся в феврале 2011 года. В этом же году у нас вышли релизы на Refune, Size, Mixmash, Doorn и т. д. Было написано и издано очень много музыки, и это сыграло огромную роль в продвижении проекта. В конце 2011 года мы поехали в свой первый тур в США, а затем начались гастроли по Европе». «До этого мы выпускали не меньше материала, но он был менее заметен, и прошло немало времени, прежде чем мы стали по-настоящему известными артистами».

FM: То есть вы не закидывали Spinnin’ демками, а прямо вот так, с ходу подписали свой первый контракт?

ST: «Да, с ними все именно так и было. Просто отправили два трека! Почему-то так совпало, что именно эти треки им понравились».

FM: Насколько изменился подход крупных лейблов к сотрудничеству с тех пор?

ST: «Количество диджеев и продюсеров за последние годы выросло на порядок, наверное, поэтому A&R крупных лейблов вынуждены вести другую политику в отношении демо. Они тоже люди и, наверное, просто зашиваются от тех «миллиардов демо», которые им присылают каждый день, поэтому молодым музыкантам сейчас немного сложнее в этом отношении».

FM: Как в таком случае молодому музыканту донести свой материал до нужных людей?

ST: «Во-первых, материал должен быть качественным. Это условие всегда было неизменным – что тогда, что сейчас. Во-вторых, стоит наладить контакты с известными музыкантами. В свое время большую поддержку нам оказал Tiesto. Буквально десять недель подряд он включал наши новые треки и ремиксы в свой подкаст. Когда твоя музыка светится в миксах, подкастах, радиошоу у известных артистов – это большой плюс». «В любом случае не надо сдаваться! Лучше выпустить трек не на самом известном лейбле, чем не выпустить его вообще, ожидая, что тебе ответят с «мейджора». Любой релиз – это небольшая победа. У трека всегда найдутся слушатели. И чем больше ты будешь писать и выпускать, тем больше людей твою музыку услышат».

FM: Бывает такое, что вы сами получаете отказы от лейблов?

ST: «Конечно! Такое происходило не раз в прошлом, происходит и сейчас. Это даже не зависит от величины лейбла: мейджор или небольшая компания – у всех имеются свои интересы, и далеко не всегда твое музыкальное видение совпадает с видением лейбла. Во главе угла стоит только музыка, как ни крути».

FM: В вашей дискографии немало коллабораций с известными людьми: Tiesto, Kaskade, Zedd, Calvin Harris, список можно продолжать. Как это происходило?

ST: «Первый коллаб у нас вышел с Laidback Luke. О нем мало кто знает, поскольку его имя не указано в названии трека, он упоминается только как автор текста. Началось с того, что мы отправили трек на Mixmash (лейбл Laidback Luke – ред.), трек понравился, но Люк решил, что в нем не хватает вокала. В то время, а это был 2010 год, мы еще не обзавелись обширными знакомствами с вокалистами, и он нам помог: написал текст и нашел вокалиста».
Вадим: «Летом 2010 я встретил Люка на Ибице в клубе Pacha, мы пообщались, и дело сразу пошло. Личный контакт зачастую многое решает».

FM: С Tiesto история была похожая?

ST: «Tiesto просто начал играть нашу музыку. Ставил ее десять программ подряд, затем подписался на нас в твиттере и мы стали общаться напрямую. Потом он попросил сделать ремикс. Мы совместно с R3hab сделали ремикс на его сингл Maximal Crazy. Спустя несколько месяцев мы встретились с Tiesto на фестивале Tomorrowland и решили записать совместный трек. Сделали набросок и отправили. Ему понравилось, и он начал его доделывать. Обменивались файлами постоянно, пока не завершили работу».

«Главное – делать то, что тебе самому нравится»

FM: В этом году лейблу Showland исполняется 5 лет. Но с чего все началось, почему вы решили запустить свой лейбл? У вас ведь и без того было хорошо с релизами.

Вадим: «Когда у тебя выходят релизы на разных лейблах, то достаточно сложно контролировать процесс их издания. Showland задумывался как бутик-лейбл для треков Swanky Tunes, и это давало нам полный контроль над планом релизов. Постепенно мы пришли к выводу, что лейбл может стать платформой для молодых музыкантов, которая позволит им донести свою музыку до слушателей». Дима: «Да, сейчас столько музыки пишется, что новичку очень тяжело себя показать. Для этого нужны площадки, уже имеющие известность и хорошую репутацию. Мы стараемся сделать Showland именно такой площадкой».

FM: Много ли вам присылают музыки?

ST: «Много и очень много. План релизов расписан на несколько месяцев вперед, учитывая, что они выходят каждые две недели. Кроме того, мы начали выпускать три компиляции в год – Showland Miami, Showland Ibiza, Showland ADE. Они получают хорошую поддержку на различных стриминг-платформах, таких как Apple Music, Spotify, Deezer и т. д. Это очень хорошая реклама для молодого артиста, поскольку их треки часто попадают на главные страницы или в featured разделы. Для нас это показатель, что мы все правильно делаем».

FM: Расскажите о вашей студии. Давно вы тут?

ST: «Этой осенью исполнилось два года. До этого работали на студии похуже, но там было написано не меньше треков [смеются]. Нельзя сказать, что профессиональная студия даст тебе неоспоримое преимущество. Это больше для себя, для комфорта».

FM: Ну а если отбросить комфорт, как вы считаете, есть ли в этом необходимость?

ST: «Необходимо ставить цели и достигать их. Если ты считаешь, что для «роста» тебе нужна студия, значит, ты должен к этому идти. Это опять же цель и ее достижение. Правда, не стоит забывать, что слушателю без разницы, как и где ты записал свой трек».

FM: Как у вас построено акустическое оформление? Может быть, есть что рассказать о нем?

ST: «За проектом мы обратились в специализированную компанию. Молодые ребята, специалисты по акустике приехали из столицы, сделали замеры и предложили проект. Потом мы внесли коррективы в эргономику помещения. Например, обязательным условием было наличие окна и стеклянной двери. Для нас важно, чтобы в помещении был дневной свет, чтобы оно «дышало».

FM: Какой у вас мониторинг?

ST: «Мы долгое время работали на Dynaudio BM-12. Хорошая акустика в своей категории. Сейчас у нас стоят Focal SM9. У них другое расположение диффузоров и отсутствует фазоинвертор. Его место занял пассивный низкочастотный драйвер. К тому же они гораздо мощнее. Очень довольны этими мониторами, уже около пяти лет на них работаем».

FM: Пользуетесь наушниками?

Вадим: «Минимально. Может быть, когда трек уже готов – послушаем, просто для того, чтобы проверить, как он звучит в наушниках. Основная работа происходит исключительно на мониторах. А потом – машина, домашняя стереосистема у друзей, телефон... В телефоне обязательно надо послушать! Если звучит нормально – значит, шит-контроль пройден [смеются]».
Дима: «С появлением студии большинство подобных проверок в принципе отпало. Раньше, конечно, бывало сложнее в этом плане. Особенно много ошибок допускалось в низкочастотном диапазоне из-за стоячих волн и резонансов. Так что хорошая студия – это не только душевное спокойствие и комфорт, как вы могли подумать».

FM: Как выглядит процесс создания трека сейчас, как вы распределяете обязанности?

ST: «Да никак! Кто в студии, тот и начинает. У каждого из нас есть желание делать музыку, вот и все. Нет какой-то строгой схемы работы, это все-таки творчество».

FM: Хорошо, с чего обычно начинается трек?

ST: «Если трек для танцпола, то первым, пожалуй, будет дроп, а затем уже брейкдаун и переходы».
«После брейкдауна, как правило, мы «разукрашиваем» аранжировку – наполняем ее эффектами, добавляем сбивки, филлы и прочие небольшие элементы, которые придают треку какой-то окрас и уникальность. А уже потом приступаем к работе над интро/аутро».

FM: Какой элемент в треке, по-вашему, имеет ключевое значение? Вообще есть у вас такое понятие, как «главный элемент»?

Вадим: «Трек должен запоминаться».
Дима: «В треке должен быть хук – то, что цепляет».
Вадим: «И как его получить, опять же, – полет фантазии. Хуком может быть и вокал, и мелодия. Для клубных треков им может стать какой-то необычный звук. Главное, чтобы трек за счет этого элемента выделялся, отличался от остальных. Если хука нет, считай, и трека нет».
Дима: «Мы к этому относимся так: нам не хочется делать безликую музыку, которой уже и так написано столько, что Вселенная плачет! [смеются]».

FM: Сколько в среднем времени уходит на создание трека? Что отнимает больше всего времени?

Дима: «Для поп-трека важно, чтобы сразу был вокал. Если это клубный трек, то, конечно, тут проще – ты все сам сделал и не ждешь вокалиста. Так что, бывает, работаем два дня, а бывает, и два месяца».
Вадим: «Fix Me мы вообще год писали! Не то чтобы мы сидели над ним год, но в общей сложности так и вышло. Акапелла была записана первой, но мы перепробовали множество разных аранжировок, и то, что в итоге получилось – совершенно иной трек в сравнении с первоначальной задумкой!»

FM: Это можно расценивать как творческий кризис?

Вадим: «Нет! Просто мы сделали одну аранжировку, и она не зашла. Потом забросили, начали писать другой трек. Закончили его, вернулись к Fix Me и поняли: что-то здесь не так. Подумали еще. Переделали – опять не зашло. Снова сделали другой трек. Ну так год и прошел! [смеются]».
Дима: «Мы делаем много набросков, но далеко не все из них превращаются во что-то полноценное. У нас остались проекты, которые «едут» с нами еще с первого Logic, на который мы перешли в 2007 году. На всякий случай все это хранится, а то вдруг придет озарение».

FM: Вы используете в своей практике различного рода темплейты?

Вадим: «Если говорить о проектах – нет. Каждый раз начинаем с чистого листа. Есть много цепочек «мастер-секции».
Дима: «Еще есть пресеты вокальных цепочек обработки или каких-то других, которые мы накопили в процессе работы. Очень удобно перетащить готовую цепочку эффектов на нужную дорожку, т. к. это экономит время».
Вадим: «Но в целом нет такого, что вот наш «темплейт хита», все сразу загружено, мы открыли и написали трек в два клика!»

FM: Вы как-то сказали, что любите работать с семплами. У вас есть какой-то подход к работе с библиотеками?

ST: «Мы всегда любили семплы! В конце 90-х, увлекаясь биг-битом, записывали семплы с пластинок, причем об очистке прав никто из нас и не думал. Была тогда популярная библиотека «Norman Cook – Skip To My Loops», собранная на 100 % из авторских семплов, тем не менее мы ей активно пользовались».
«Сегодня выбор роялти-фри библиотек огромен. В последнее время мы пользуемся сервисом Splice. Он позволяет покупать не только целые библиотеки, но и отдельные семплы. Плюс ко всему там очень удобно организован поиск. Теперь совсем не обязательно перебирать часами папки с библиотеками у себя на жестком диске в поисках одного-единственного семпла «Yo». Но при использовании библиотек важно не брать готовые лупы с мелодией или вокальной партией целиком. Мы вырезаем небольшие кусочки из этих лупов, составляя свой. Всегда есть вероятность, что это уже кто-то использовал, а во вторичности трека нет ничего хорошего».

FM: Какой софт используете?

ST: «Мы пользуемся Logic X и его новыми плагинами, а также Nexus, плагины Native Instruments, Sylenth1, Serum, Omnisphere 1, Trilian. У нас установлен Komplete 11. В него входит огромное количество плагинов от NI и библиотек для Kontakt. Кроме того, сейчас довольно активно используем библиотеки от компании Output – Signal, Exhale. Отдельно можно упомянуть продукты компании Ample Sound. У них очень реалистичные и крутые гитары, которыми мы часто пользуемся, когда нет возможности записать живую гитару».

FM: А что насчет обработки? У вас есть какие-то любимые плагины?

ST: «Мы часто пользуемся плагинами UAD. У нас работает аудиоинтерфейс Apollo Twin в связке с Satellite. В основном используем эти плагины для мастер-шины. Платформа UAD предоставляет большой набор динамической обработки: от компрессоров до лимитеров, а также эквалайзер Neve. Любимые из нативных: Soundtoys Little AlterBoy – прекрасный плагин для питч-шифтинга, и Fabfilter Saturn, который используем для сатурации. Что касается эквализации, то мы чаще всего пользуемся родным эквалайзером Logic X. Для «псевдо-сайдчейна» плагин номер один – Kickstart Nicky Romero, без него никуда! В целом нельзя сказать, что у нас какие-то секретные плагины и все такое. Вполне стандартный набор».

FM: Красавец Prophet 12 – записываете его?

ST: «Как бы кощунственно это ни звучало, но мы в основном используем его как MIDI-клавиатуру. Как бы нас за это не забросали тухлыми помидорами «аналог хэдс»! [смеются] Мы пытались записывать его, но в наши аранжировки он не вписывался. У нас есть еще пара Access: Virus C и Virus TI, но и они не нашли особого применения в нашей музыке».
«Вот во времена работы над Streamline практически все было записано на железе. У нас был Roland Jupiter-8, Roland JX-8P, Korg Triton, Yamaha DX11, Поливокс... чего только не было. Мы через все это прошли. Но в итоге, когда у тебя имеются такие возможности на компьютере, ты понимаешь, что больше ничего и не нужно».
«С железом гораздо сложнее – тратишь кучу времени на коммутацию. Нельзя сохранить пресет, чтобы загрузить его сразу с проектом и т. д».

FM: Что, по-вашему, является самым большим злом в современном продакшене?

Вадим: «Мне кажется, сегодня все помешались на громкости, вся эта гонка громкостей – это что-то безумное. Все пытаются сделать треки все громче и громче».
Дима: «Если сравнить клубную музыку, которая была написана еще десять лет назад, с тем, что продюсируют сейчас, то чувствуется большая разница. Все максимально лимитируют, куда-то крутят, тянут, накачивают. Похоже на какой-то апокалипсис [смеется]. Причем это уже касается не только дабстепа и бэйс-музыки, но и хаус-музыки также. Исключение, пожалуй, техно – там это не так явно выражено, возможно, потому что много музыки выходит на виниле, а для винила нужно соблюдать особые стандарты мастеринга».

FM: Понятно, но вам тоже, вероятно, приходится считаться с таким положением дел. Какая у вас стратегия по достижению громкого микса?

Вадим: «Всегда по-разному. Например, PSP Vintage Warmer – старый плагин, который переходит из проекта в проект и помогает нам на мастер-шине. Еще используем Teletronix LA-2A – винтажный компрессор/лимитер в исполнении UAD, он также помогает вытянуть громкость, причем очень аккуратно. Иногда берем A.O.M. Invisible Limiter. Кроме того, мультибэнд-компрессия позволяет достичь большей громкости и не испортить баланс микса. Для этого у нас имеется iZotope Multiband Dynamics или Fabfilter Pro-MB».

FM: Какой у вас подход к сведению и мастерингу?

ST: «Весь процесс сведения происходит обычно во время работы над треком. Потом уже какие-то нюансы могут быть подправлены, но все же основная работа происходит прямо во время написания трека. Что касается мастеринга, то здесь ситуация схожая – мы начинаем работать над треком с загруженной цепочкой обработки на мастер-шине. Об этом уже упоминалось выше, когда речь шла о темплейтах. Безусловно, что настройки эквалайзеров и компрессоров могут меняться в процессе, но изначально нам важно ощутить потенциал дропа, почувствовать, как он будет звучать. Есть еще правила, которым мы всегда следуем. Например, громкость бочки мы обычно настраиваем таким образом, чтобы пиковый уровень не превышал минус 8 дБ. В этом случае, с учетом нашей обработки на мастер-шине, она звучит громко и без искажений».

«Нам не хочется делать безликую музыку, которой уже и так написано столько, что Вселенная плачет»

FM: Поговорим о музыке. Насколько текущие тренды оказывают влияние на ваше звучание?

ST: «Новые веяния, разумеется, оказывают влияние, нельзя все время оставаться в рамках одного стиля. Опять же, лучше идти вперед, чем оглядываться назад!»

FM: У публики ведь имеется какое-то ожидание от проекта. Например, как люди отреагировали на такие работы, как Give It и подобные?

ST: «Give It отлично зашел. Мы часто играли его в сетах, у него хорошая статистика на Spotify, при том, что это клубный трек и он тоже на любителя. Его даже лицензировали для видеоигры!»
«Главное – делать то, что тебе самому нравится. У нас совпадают вкусы по отношению к музыке, в этом плане нам легко работается в студии».
«Вряд ли мы будем писать эмбиент – это совершенно не наша история! Мы не будем писать и хип-хоп. Нужно делать что-то свое, а не метаться из стороны в сторону. Но это совсем не означает, что следует ограничиться узкими рамками одного-двух стилей. Вовсе нет! Экспериментировать стоит, но без крайностей!»

FM: Каким, по-вашему, должен быть эксперимент?

Вадим: «Самое важное – быть открытым. В том числе и к тому, чтобы почерпнуть что-то из совершенно разных жанров и стилей музыки. Если ты можешь применить это в своей музыке – взять определенные элементы, совершенно не присущие твоему стилю, в этом, наверное, и будет заключаться экспериментальность».

FM: Классический вопрос: ghost production, что вы думаете по поводу этого явления?

ST: «Ничего плохого в этом явлении нет. Есть масса отличных треков, написанных гост-продюсерами. Главное – конечный результат. Что касается нас, мы привыкли делать все сами или же в коллаборациях. Коллаборация всегда интересна тем, что ты работаешь с новыми людьми и постоянно обмениваешься опытом».

FM: Личные качества, без которых у вас ничего бы не получилось?

Вадим: «Нам всегда нравилось идти вперед. Движение вперед».
Дима: «Не отступать и не сдаваться, как говорил нами любимый Жан-Клод Ван Дамм! [смеются]».


Первого декабря на Showland Records вышла свежая EP Get Swanky. Помимо трека от самих Swanky Tunes в релиз вошли композиции записанные в соавторстве с коллективом Going Deeper, Александром Поповым и молодым воронежским продюсером Rasster.

Эксклюзивное видео студийной сессии со Swanky Tunes

Хотите узнать больше?

0 0 Написать нам